?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

11 окт, 2007 at 12:38 PM

С мегафоном по району

 Вечером, 29.08., в 18 часов ноль минут из офиса компании ABBYY вышла толпа народа числом около пятидесяти человек, окружив плотным кольцом человека с рюкзаком. Человек оказался не из робких, к тому же Сергеем Никитиным. В ответ на попытки окружить его он достал мегафон. Как только это обстоятельство вышло наружу, все несколько успокоились.
Так началась первая в истории нашего офиса экскурсия «Москультпрога», проведенная специально для компании ABBYY. Об остальном нам расскажет журнал «Афиша» (по удивительному стечению обстоятельств вышедший практически сразу после нашей экскурсии с подробным изложением нашего маршрута, а главное – картой следования) и сотрудники ABBYY.

Статья в «Афише», №17:
МАРШРУТ АЛЕКСЕЕВСКАЯ

Все самое интересное в районе «Алексеевской» возникло в послевоенное время, когда на месте деревянных бараков выстроили многоэтажные дома, а на исходе застоя здесь появился первый советский аквапарк.

Метро «Алексеевская»
 «Алексеевская» была открыта в 1958 году и тогда называлась «Мир» (по проспекту Мира). Потом станция переименовалась в «Щербаковскую» — в честь советского коммуниста А.Щербакова; наконец, в 1990 году стала просто «Алексеевской». В конце XV века возле Алексеевской церкви (просп. Мира, 132) был выстроен деревянный царский загородный дворец со срубом для фряжских (то есть итальянских) вин.
Просп. Мира, 116а
Типовой двухэтажный барак 30-х годов во дворе — последний в этом районе. Так выглядел проспект Мира до второй половины 50-х годов, когда его застроили монументальным сталинским ампиром.
Просп. Мира, 122
В советское время район был известен хорошими магазинами, из которых особенно выделялись Московский дом обуви и — уже в перестроечное время — киоск кинопрессы перед выходом из метро.
Новоалексеевская, между домами 5 и 7
Район Алексеевский обладает выдающейся коллекцией расписных трансформаторных будок. Характерный русский пейзаж с высоким синим небом неоднократно встречается на протяжении всего маршрута.
Новоалексеевская, 5а
Находящаяся во дворе трансформаторная будка с руинами древнегреческой архитектуры и барочным кораблем на горизонте - едва ли не лучшее из созданного в этом жанре в Москве за отчетное десятилетие. Имя художника неизвестно.
Новоалексеевская, 16
За оградой в буйной столетней зелени скрывается завод «Водоприбор» (1892). Выдержанный в романтическом духе ансамбль дореволюционной индустриальной архитектуры создан Максимилианом Вильгельмом Эдуардом Геппенером (русские коллеги обыкновенно называли главного архитектора московской канализации Максимом Карловичем). По современным меркам завод напоминает скорее роскошный санаторий: на ограде развешаны кадки с цветами, а за главными воротами бьет серебряный фонтан. Но ворота, к сожалению, всегда закрыты.
Новоалексеевская, 18, корп. 1
Идиллическое, в духе градостроительства 1920-х годов единство - предприятие, дом, детский сад - реализовалось для рабочих «Водоприбора» в виде одного из самых удивительных дворов в городе. Здесь во второй половине 70-х - начале 80-х был построен первый московский аквапарк: несколько горок, фонтанов и амфитеатр, все объединено в единую водную систему связано мозаичным декором. Лучше всего удались слоники. Чудо придумали для детей, но позже выяснилось, что в жаркие дни рабочие с удовольствием прибегали в обед искупаться.
Новоалексеевская, 18
Оригинального вида ограда заводского детского сада (№81) сделана из колец, вырезанных из водопроводных труб. За ней изрядно потрепанный Кот ученый указывает на продолжение ансамбля аквапарка, в котором уже много лет нет воды. Тут уже всевозможные земноводные — особенно хорош дракон. Обязательно стоит посетить вторую часть ансамбля (правда, садик не работает и территория закрыта — придется перелезть через невысокую ограду). Строить ансамбль пригласили студентов МАрхИ, о чем сохранились свидетельства: одно из них процарапано на цементной опалубке под лапой дракона - «МАрхИ 1982». На выходе на Новоалексеевскую еще одна трансформаторная будка с уникальным сюжетом - средиземноморский город с пиратским кораблем, притаившимся в нише.
Новоалексеевская, 19-21
За оградой - еще один памятник счастливого застойного детства. Тематика снова водная (заказчик - тот же «Водоприбор»): военный корабль из железобетона. Хорошо смотрится на сером фоне блочки фигура Дяди Степы (Дядя Степа — это местное назван»; вероятнее всего, студенты изобразили здесь боцмана Лома из «Приключений капитана Врунгеля»).
1-й Рижский переулок
Ранее переулок назывался Бахрушинским — в честь миллионеров Бахрушиных (см. ниже), а в 30-50-е годы — Водокачным, за то что выходил к водокачке.
1-й Рижский пер., 2
Бахрушины строили доходные дома по всему городу, интересовались театром, не забывали и о благотворительности: на окраине популярнейших в то время Сокольников выстроили сиротский приют с храмом Живоначальной Троицы (1898). Теперь здесь офисы, храм потихоньку реставрируют (там есть и небольшая подборка старых фотографий)
Улица Павла Корчагина
Единственная в городе улица, названная в честь литературного героя, до 1965 года звалась Мазутной -по нефтехранилищам одноименного общества.
Рижский пр., 3
Фасады домов вдоль Ярославской ветки выглядят прекрасно, а вот впечатление от дворов значительно скромнее. Из всех построек самый печальный вид имеет томный дом с красивым карнизом на цыплячьих лапках. Странное здание очевидным образом несет на себе отпечаток деятельности главного русского неоклассика — Ивана Жолтовского. Первоначально он проектировался для высокопоставленных жильцов и был-таки построен для шишек - но в другом месте, на Ярославском шоссе (см. дом Жолтовского - просп. Мира, 184, корп. 1). Возможно, строители перепутали Ярославскую железную дорогу и Ярославское шоссе и поэтому построили два одинаковых дома?
Рижский пр., 3, между домом и проездом
Еще две будки с замечательными росписями: на одной— огромный арбуз смешной квадратной формы, рядом — вангоговские подсолнухи.
Платформа Маленковская
Открытая в 1934 году (то есть почти сорок лет спустя после открытия движения по Ярославке) платформа Маленковская не имеет отношения к партийному лидеру сталинского времени Георгию Маленкову, а названа в честь рабочего, участника революции и Гражданской войны Емельяна Михайловича Маленкова (1890-1918). За железной дорогой - парк «Сокольники», а на привокзальной площади — цветы, пирожки и очередная будка.
Константинова, 34, корп. 1
Галлюциногенно-яркая роспись будки явно выдумана под влиянием русского пейзажиста Куинджи. Оригиналы см. в Третьяковке.
Площадь академика Люльки
Не стоит спрашивать у местных жителей, где находится площадь Академика Люльки. За 20 лет, прошедших с момента увековечивания имени создателя первого турбореактивного двигателя, на площади не появилось ни одного дома. Зато отсюда открывается захватывающий вид на важнейшие постройки послевоенной Москвы — Останкинскую башню, обелиск «Покорителям космоса» и гостиницу «Космос».
Бориса Галушкина, 17
Еще одна неожиданная реплика: красные дома на Галушкина во всем следуют красным домам у «Университета». Та же этажность, те же бетонные детали, однако размах и атмосфера совсем другие.
Бориса Галушкина, 17, во дворе
Одна из первых в Москве детских площадок с «кепкой мэра» (2005) - в какой-то момент подобных площадок в районе «Алексеевской» появилось пугающе много.
Просп. Мира. 184, корп. 2
Архитектор Андреев и инженер Козлов (один из авторов классических хрущевок) создали запоминающийся памятник первому, краткому и при этом довольно прогрессивному периоду властвования Леонида Брежнева. Дом, немедленно получивший народное название «сороконожка» (еще одна «сороконожка»— на Смоленской), был заселен в 1968 году различной публикой — от рабочих до сотрудников Большого театра. Чтобы оценить объемное решение, стоит подойти поближе и постоять у треугольных пилонов, любуясь пластиной, украшенной гигантским рельефом из балконов.
Просп. Мира, 184, корп. 1
На закате сталинизма 80-летний поклонник творчества Паладио Иван Жолтовский создал жилой дом ВСНХ. Сейчас дом постоянно перекрашивают (в том числе и карниз со звездочками), жильцы меняют оконные рамы, незаметно уничтожая строгую, просчитанную мастером тектонику фасада, но Жолтовский остается. Среди деталей интерьера интересные камины на первом этаже (каминами они никогда не были — внутри установлены обычные батареи) и лестница перилами римского рисунка. Лестницы Жолтовский уважал, делал их удобными и с гордостью рассказывал журналистам, что в свои восемьдесят с легкостью может подняться на последний этаж собственного дома.
Просп. Мира, 186
Одна из трех столичных работ классика современной архитектуры Моисея Гинзбурга (в соавторстве с Соломоном Лисагором, 1928) - клуб и общежитие ватной фабрики в Ростокино. Внутри давно уже нет никаких студентов - одни скучные пыльные офисы.
Ростокинский акведук
Главный памятник первого столичного мытищинского (поскольку вода текла из ключей в Мытищах) водопровода был построен в 1784 году по личному приказу Екатерины Великой, однако в силу финансовых трудностей вода по нему пошла только спустя 20 лет. Ростокинский акведук был на тот момент самым большим мостом в России. Москвичи же прозвали его Миллионным — по колоссальной стоимости работ. Сооружение до недавнего времени было центром притяжения альпинистов, бессовестно втыкавших крюки в древний белый камень. Пару лет назад акведук реставрировали, причем камень покрасили белой краской, а вокруг устроили сквер с зоной отдыха.


А теперь наши собственные отзывы:
Мария Лейбензон:
«Очень запомнился Бахрушинский приют, совсем немосковский у него вид. И, конечно же барак за Алексеевской».
Яна Елисеева:
«Меня больше всего поразило то, что в таком, казалось бы, неинтересном районе можно так потрясающе провести время!
А запомнилось больше всего, как Сергей рассказывал про Желтовского и как сбежались это слушать строители, ремонтирующие построенный по его проекту дом. А еще в этом доме небольшой магазин семян, и на его дверях две потрясающие росписи: на одной- дерево с болгарскими перцами всех цветов, в том числе синими, а на другой – такое же с помидорами».
Алексей Леонтьев:
«Самое интересное – это Бахрушинский приют. Не так много есть мест, где полуразрушенные старые здания стоят рядом с типовой застройкой. Прямо палимпсест получается.
Здорово еще было услышать про «потерянный» дом Жолтовского. Если предположение нашего экскурсовода верно, то дом построили просто по ошибке – оказывается и такое бывает».
Олег Бахарев:
«Очень интересно было рассказано про «Мажорный Дом», случайно построенный в глубине простых кварталов у платформы Маленковская. Произвело сильное впечатление. Очень понравилась роспись стен гаражей и трансформаторных будок. Реликтовый барак у метро Алексеевская. Ну и аквапарк, конечно».


Comments

(Анонимно) wrote:
28 дек, 2010 11:27 (UTC)
А ведь есть еще один "дом на ножках" (п-т Мира 110), Пятницкое кладбише с могилами декабристов... Ну, и еще много всего интересного)